Б.Н.Кутелия
Институт социологии РАН, г. Москва

 
 
Между космо- и идеократией: российская демократия в условиях глобализации
 
 


1. Феномен Человечества

Выдающийся грузинский социолог Михако Церетели в начале прош-лого века отмечал, что человечества в его социологическом понимании тогда не существовало [Baton. Нация и человечество, Тбилиси, 1910]. Было определенное множество народов и обществ, населяющих земной шар, но часть из них не взаимодействовала с другими частями. Ни Британская империя, распространившаяся по всему шару, ни другие представители европейских культур разбросанные по разным континентам, ни Российская империя, охватывающая огромную территорию не включали в своих социальных связях все человечество. На протяжении многих веков некоторые народы, вытесненные из своих родных земель, расселились по многим частям земли, образуя нити глобальных взаимосвязей. Но и они, естественно не были всем человечеством. На протяжении всей истории были отдельные личности и активные группы, мечтающие распространить свое влияние или принести "добро" всему роду человеческому. Но и они были ограничены средствами перемещения в пространстве или географическими картинами мира. По мнению Церетели, социальные индивиды и группы, даже целые нации или империи не могли именоваться человечеством, пусть даже если ареной их деятельности было все известное обитаемое географическое пространство. Видимо, для него в определении человечества важнее было глобальное социально-культурное взаимодействие а не воздействие.
За прошедшие почти сто лет после предположения Церетели, что тогда человечества, как социального целого не существовало, картина значительно изменилась. Сегодня вряд ли найдется самый что есть малый уголок планеты, население которого в какой-нибудь степени не зваимодействовало с остальными. Так что, отрицание существования человечества как социальной категории сегодня имеет меньше основании.
Но человечество стало явлением социальным не только потому, что изменения в той или иной области человеческой деятельности в одной стране обязательно повлияют на положения в другой, и не только потому, что события почти мгновенно становятся доступными для миллионов жителей самых отдаленных уголков. Оно цельно еще и потому, что в масштабах планеты появляются объединения людей, стремящиеся устанавливать с человечеством такие же властные отношения, какие раньше были у подобных групп в отдельных деревнях, городах, странах. Т.е., человечество существует постольку, поскольку все составляющие его люди, группы, этносы, нации, культуры и цивилизации, государства и народы характеризуются культурными, экономическими, социальными и властыни взаимоотношениями. Это факт лишь последней четверти века.

2. Две модели глобализации

Параллельно становления социологического содержания человечества протекал и процесс глобализации. В целом это расширение человеческого кругозора до масштабов всей планеты и сужение социального пространства, где отдаленные друг от друга культуры становятся соседями. Этот естественный процесс сопровождается унификацией некоторых сфер человеческой деятельности, таких как экономика, финансы, политика … Подобно тому, как некоторые социальные агенты, действующие в рамках ограниченной территории идентифицировали себя со всем человечеством, в сегодняшнем доступном (в результате сужения) планетарном пространстве возникают социальные акторы, претендующие на определяющую, ведущую роль во вновь возникшей социально-культурной совокупности ("партия наш рулевой"). Образуются как бы две модели глобализации - естественное соседство планетарного человечества, со своим социальным и культурным многообразием, и стремящая утилировать его унифицирующая прослойка.


3. Космократия и демократия

Подобно тому, как объединение наций в одно государство даже при модернистских государств-наций не превращало их в одну нацию или этническую группую, становление единого человечества не означает формирования его однообразной структуры. Подобно тому, как это было в отдельно взятом модернистском государстве, претензии некоторых групп, стремящихся к установлению доминирующих отношений на уровне человечества не вызывает одобрения у многих составляющих человечество частей. Здесь встает вопрос демократии и участия в делах расширенного социального пространства. Современная модель участия через репрезентацию, оправдавшая себя в Западных обществах требует существенного развития для удовлетворения новых требований. Иначе, новая планетарная элита превращается в космократию, похожую, в лучшем случае, на аристократию, а в худшем, на бюрократическую плутократию.


4. Российский номенклатурный корпоративизм между космо- и идео- кратией

Российская государственность последних нескольких сот лет вместе с несколькими другими государствами представляла модель глобализирующего мира. Проблема участия и представительства здесь решалась таким образом, что представительство разных ее частей осуществлялось без их участия. Российская элита, являлясь "космократической" прослойкой, представляла собственные же интересы в виде идей национального покровительства или социальной справедливости. Решение данной проблемы связано не столько только с принятием Западного опыта, сколько с развитием активизации участия составляющих частей, что и была первоначальной движущей идеей начала 90-х.


1. Михако Церетели. Нация и человечество
2. Фитусси
3. Дюкло
4. Кастеллс
5. Засурский
6. Уоллерстайн
7. Бауман
8. Кутелия. Ревиртуализация
9. Социальное расслоение и социальная мобильность, М: "Наука", 1999
10. Кутелия. Кому жить хорошо